Tuesday, October 17, 2017

Дикая Дивизия Ничего подобного Европа еще не испытывала

Песня, не вошедшая в фильм "Место встречи изменить нельзя"

О печальном явлении искажения (умаления) истории Грузии некоторыми русскими авторами

Несколько месяцев тому назад, когда искал в «интернете» материалов о бесчинствах крестоносцев в завоёванном ими Константинополе и других городах Византии, я нашёл статью «Феодальные государства крестоносцев на территории Византии в XIII в.», где в качестве автора назван «Всемирная История», и там в частности сказано:

«Латинское завоевание привело к экономическому упадку, разграблению и разорению целых городов и областей. Страшную картину разорения и опустошения завоёванных крестоносцами земель нарисовал очевидец всех этих событий византийский историк Никита Хониат: «Города, до этого большие, прославленные и многолюдные, плодородные поля и пастбища, цветущие сады, изобилующие вечно струящимися водами, высокие дома, построенные с большим искусством и разукрашенные пёстрыми красками, всё это мы видим пустынным, безлюдным, населённым одними ехиднами и дикими зверями».

Большое недовольство населения вызвала церковная политика завоевателей, с презрением относившихся к верованиям греков и попиравших их культуру и обычаи. В связи с введением в Византии богослужения по католическому обряду православное духовенство, стремившееся сохранить свою власть и доходы, вело активную проповедь против латинян, которая встречала сочувствие среди широких народных масс.

Основной силой, выступавшей против завоевателей, были народные массы, больше всего страдавшие от бесчинств крестоносцев.

Благодаря активной поддержке населения Фракии болгарский царь Калоян нанёс в 1205 г. сокрушительное поражение войскам латинского императора Балдуина Фландрского в битве под Адрианополем, где был истреблён цвет крестоносного ополчения, а сам император Балдущ взят в плен.

Это поражение положило конец продвижению крестоносцев на Балканском полуострове. 

Сопротивлением населения латинянам объяснялись и успехи греческих государств, возникших на территории Византийской империи, в их борьбе с западноевропейскими завоевателями. 

Рядом с владениями западноевропейских феодалов на территории бывшей Византийской империи возникли независимые греческие государства: Никейская империя в северо-западной части Малой Азии, Эпирский деспотат в западной части Балканского полуострова и Трапезунтская империя на побережье Чёрного моря.

Трапезунтская империя с момента своего образования в 1204 г. заняла обособленное положение по отношению к другим греческим государствам и явно тяготела к Закавказью, особенно к Грузии.

В состав Трапезунтской империи в XIII в. входили плодородные и богатые различными ископаемыми области на побережье Чёрного моря от Фасиса до Самсуна.

Сам же трапезунт вплоть до XV в. являлся крупным торговым городом, где расцвела своеобразная и яркая культура сочетавшая элементы греческой образованности с самобытными чертами высокой культуры народов Закавказья.

Два других греческих государства – Никейская империя и Эпирский деспотат – стали центрами сопротивления завоевателям. Более сильной и экономически устойчивой оказалась Никейская империя. В её горных областях ещё сохранялось свободное крестьянство, составлявшее основной контингент армии Никейского государства, не раз наносившей поражение крестоносным баронам.

Михаилу VIII Палеологу (1259-1282), силой захватившему никейский престол, удалось отвоевать у латинян Константинополь. С падением Латинской империи закончился период иноземного владычества в Византии – один из самых мрачных в её истории».

* * * * * * * *

Во многом согласен с автором или авторами этой статьи, однако есть в нём такие суждения, с которыми можно и нужно не согласиться. В частности, могу сказать о словах автора или авторов, что «в связи с введением в Византии богослужения по католическому обряду православное духовенство, стремившееся сохранить свою власть и доходы, вело активную проповедь против латинян...». По моему, «в связи с введением в Византии богослужения по католическому обряду» православному духовенству было что отстаивать от католичества ещё большее, чем своё влияние и свои доходы, а именно само православное учение, его дух и обряды, а в суждении авторов вышеупомянутой статьи в какой то степени отдаёт духом марксиско-ленинского отношения к христианству и христианской церкви. Так же, не умаляя значения борьбы народных масс против завоевателей, наверно нужно отдавать должное и тем патриотическим силам в рядах византийской знати того времени, которые, «не щадя живота своего», мужественно и умело боролись с войсками крестоносцев.

Категорически не могу согласиться с суждением авторов относительно Трапезунтской империи, где они пытаются умалить роль и значение грузинского государства тех времён, которое переживало свой «Золотой век», и которое во времена правления царицы Тамары находилось в зените своего военного и политического могущества, культурного и экономического развития. В начале XIII столетия грузинское царство охватывало всё Закавказье и имело также значительное влияние за его пределами. Именно царица Тамара явилась инициатором создания Трапезунтской империи после взятия крестоносцами Константинополя, и покровительницей этого новообразованного государства.

Вместо этого в статье читаем: «Трапезунтская империя с момента своего образования в 1204 г. заняла обособленное положение по отношению к другим греческим государствам и явно тяготела к Закавказью, особенно к Грузии». Читая эти строки современный, недостаточно посвящённый в истории, человек может представить, что и тогда в Закавказье существовали отдельные государства Грузии, Армении и Азербайджана, что образованная силами и средствами самих греков Трапезунтская империя, по причине своего географического соседства с Закавказьем, естественно имело близкие отношения к этим закавказским государствам, и в особенности к Грузии. Однако дело обстояло совсем не так – всё Закавказье тогда входило в состав Грузинского царства. В его пределах кроме грузин жили, конечно, и негрузинские народы: армяне, бывшие албанцы, которые в процессе магометанских завоеваний, по большей части ассимилировались и в совокупности с туркменскими завоевателями превращались в азербайджанцев. Однако в начале XIII в. все они были подданными грузинских царей. Ниже об этом приведу выдержки из учебников советского периода по «Истории СССР», а пока ещё несколько слов относительно вышеприведённой статьи.

Далее в статье читаем: «В состав Трапезунтской империи в XIII в. входили плодородные и богатые различными ископаемыми области на побережье Чёрного моря от Фасиса до Самсуна». От Фасиса до Самсуна обозначены границы Трапезунтской империи. Однако река Фасис – эта сегодняшняя река Риони, которая вливается в Чёрное море почти что в середине черноморского побережья современной Грузии там, где находится город Поти с его значительным морским портом для нашей страны. Сегодняшнее морское побережье Грузии южнее г. Поти простирается до р. Чорохи, откуда начинается уже территория Турецкой республики. Река Самсун находится значительно западнее грузинско-турецкой границы на турецкой территории. От сюда возникает вполне закономерное и обоснованное суждение – если царица Тамара отдала юго-западные области исторической Грузии в состав новообразованной Трапезунтской империи, это может означать только то, она эту империю крепко держала в своём вассальстве и не собиралась её отпускать. Так и известны эти события в истории Грузии, а в данной статье всё это преподносят авторы читателю совсем не так.

В заключении данной темы авторы вышеназванной статьи пишут: «Сам же Трапезунт вплоть до XV в. являлся крупным торговым городом, где расцвела своеобразная и яркая культура сочетавшая элементы греческой образованности с самобытными чертами высокой культуры народов Закавказья». Реально в истории до монгольского нашествия на Грузию к 1240-у году сохранялась вышеописанная нами картина. Во времена монгольского владычества в Грузии само Грузинское царство было поделено на две части – западное и восточное, и влияние Грузии на Трапезунтскую империю наверно значительно ослабло, как и влияние трапезунтских властей на области юго-западной Грузии, которые были ей искусственно приданы грузинскими властями для расширения её границ, а по резкой изменении политической ситуации эти области должны были уже вернуться обратно в Грузию, точнее в Западно-грузинское царство. До турецкого завоевания Трапезунтская империя продолжала своё существование, однако после захвата её турками она стала составной частью Порты Оттоманской и началась мусульманизация местного населения.

Авторы данной статьи пишут, что «Трапезунт вплоть до XV в. являлся крупным торговым городом, где расцвела своеобразная и яркая культура сочетавшая элементы греческой образованности с самобытными чертами высокой культуры народов Закавказья», и здесь они лукавят, говоря о «народах Закавказья». Исторически же в древности, когда греки образовывали на побережье Чёрного моря свои поселения и происходили процессы эллинизации, на местах их, естественно, встречали местные коренные народы и в последствии сложившиеся традиции таких городов и их областей образовывались и формировались во взаимодействии этих двух факторов – греческой образованности и самобытной культуры местного населения. В области Трапезунта из греческих источников известно, что жили грузинские племена. Вот что пишет об этом Страбон в своей «Географии»: «Над Трапезунтом и Фарнакией расположены тибарены, халдеи, санны, которые прежде назывались макронами, и Малая Армения; аппеты, раньше называвшиеся керкитами, живут где-то поблизости от этих мест. Эти области пересекают весьма скалистая гора скидис, соединяющаяся с Мосхскими горами, что над Колхидой (вершины её занимают гептакомиты), и гора Париадр, которая тянется от сиденской области и Фемискиры до Малой Армении, образуя восточную сторону Понта... Современные халдеи в древности назывались халибами. Как раз напротив их области находится Фарнакия, которая на море имеет выгоды от ловли пеламид (ведь здесь впервые начали ловить эту рыбу), а на суше – рудники, теперь железные рудники, а прежде даже серебрянные. Этих халибов, думается мне, Гомер упоминает в «списке кораблей» после пафлагонцев, называя их гализонами...»

Упомянутых выше народов – тибаренов, халдеев (в древности называемых халибами), саннов (прежде называемых макронами) – грузинские историки относят к древным грузинским племенам. Они приводят, к примеру, и такие сравнения: тибарены – иберы, халдеи – халдея – картли – картвели, макроны – мегрелы. Тут же упомянуты Мосхские горы и Колхида, население которых: мосхи – месхи и колхи – лазы (мегрелы и наверно нужно отнести к колхам и абхазов – ведь в мифе об аргонавтах брата Медеи и наследника колхидского престола звали Апсирте /в корне имеется «апс»/) и в более поздние времена являлись составной частью грузинского народа. В тексте упомянута и Малая Армения, что вполне естественно, поскольку Армянское царство, вместе с Понтийским царством, являлись наиболее силными и доминирующими в I веке до нашей эры государствами в Закавказье и близких к нему областях. Например, столица Армянского царства – Тигранокерт (город Тиграна) находилась на месте нынешнего турецкого города Диарбакир, а сам армянский царь Тигран Великий владел, естественно, разными неармянскими странами и народами, в том числе и грузинскими областями и грузинами. Западные и юго-западные области Грузии входили в I веке до нашей эры в Понтийское царство, а восточные и южные области – частично входили непосредственно в состав Армянского царства, а частично являлись его вассалами, как пишет, например, Плутарх в биографиях известных римских полководцев Лукулла и Помпея, которые и завоевали Закавказье для Рима.

В более поздние времена уже армянские государства были захвачены Персией, Византией, Арабским Халифатом, турками-сельджуками, как и грузинские государства, и в таких условиях отдельные армянские области постепенно попадали под власть грузинских царей – Давида Курапалата, Баграта III, Давида IV Строителя, Георгия III, царицы Тамары, однако они оставались армянами, в начале XX века образовали своё государство, и грузины никаким образом не претендовали и не претендуют на их земли и не говорят, что Армения должна считаться Грузией, поскольку во времена царицы Тамары она входила в состав Грузинского царства. В противоположность этому в ряде видеоматериалов на русском языке на исторические темы я слышал о народах Малой Азии, что там в древности жили греки, армяне и другие народы, и ни слова не говорится о грузинах, когда в древнегреческих, римских, византийских и других источниках естественно упоминаются в тех местах живущие грузинские племена и многие европейские учёные и авторы отдают этому должное, тогда как в русских «сочинениях» нередко встречаются те недружелюбные и недоброжелательные к грузинам «выходки» и искажения, о которых было сказано выше. Это явление не ново и оно естественно порождало и в царские времена, и в советские то недовольство грузинского образованного общества и грузинского народа в целом жизнью в таких условиях, и тяготение к западным странам, особенно в 70-ых и 80-ых годах прошлого столетия, что вылилось в то, что мы все сегодня имеем.

Однако вернёмся к нашей теме. Конечно же в Трапезунте могла развиться «своеобразная и яркая культура», которая сочетала «элементы греческой образованности с самобытными чертами высокой культуры» не «народов Закавказья», а в первую очередь древнегрузинских племён, как коренных жителей данного региона, а с развитием грузинского государства, его экономики и культуры в средние века, всё это, конечно, сказывалось на трапезунтских грузин, и на «своеобразную и яркую культуру» Трапезунта. Хотя нужно сказать, что области Трапезунта никогда не входили в состав грузинского государства, а их прочно удерживала за собой Византийская империя, и она так же не заставляла коренных жителей так ассимилироваться, что бы полностью отойти от своих корней. Кроме того, конечно же, по скольку «Трапезунт вплоть до XV в. являлся крупным торговым городом», то туда приезжали и армянские купцы, и мусульманские купцы из восточных и юго-восточных областей Закавказья, однако влияние на «своеобразную яркую культуру Трапезунта» они оказывали наверно значительно меньше, нежели коренные жители трапезунтской области – западногрузинские народы, являющиеся потомками преимущественно тех самых Колхов (Колхидцев), которые нам известны из древнегреческого мифа об аргонавтах.

Таким образом, в статье в части о Трапезунтской империи явно прослеживается желание и старание авторов умалить роль и значение исторического грузинского государства времён царицы Тамары, и растворить деяния Грузинского царства и самих грузин с использованием термина или понятия «народы Закавказья». А теперь, обратимся к советским русским учебникам по «Истории СССР», где рассказано и о Грузии того периода.

В книге История СССР, ч. 1, «Госполитиздат», 1947 (744 с.) в начале вступительной статьи читаем: «Учебник по истории СССР, 2-е издание, для исторических факультетов вузов является коллективным трудом. Составление I тома учебника взяли на себя Институт истории Академии наук СССР (сектор Истории СССР до XIX в) и кафедра Истории СССР исторического факультета Московского ордена Ленина Государственного университета имени М. В. ломоносова. Непосредственно написание учебника осуществлено группой авторов в составе академика Б. Д. Грекова, академика Ю. В. Готье, академика В. И. Пичета, члена-корреспондента Академии наук СССР С. В. Бахрушина, профессора К. В. Базилевича, профессора В. И. Лебедева и профессора Н. Л. Рубинштейна. Отдельные главы учебника принадлежат следующим авторам...» и далее идёт перечень названий отдельных глав и их авторов.

Для нас интересна «глава Х (Феодальные государства Средней Азии и Закавказья в XI-XII вв.) – С. В. Бахрушин (Средняя Азия) и Ю. В. Готье (Закавказье)». И в этой главе академик Ю. В. Готье пишет следующее о царице Тамаре и Грузии при её владении:

«Царствование Тамары (1184-1213) – наиболее выдающийся период в истории феодальной Грузии. На рубеже XII и XIII вв. Грузия достигла своего наибольшего внешнего могущества. Расцвет национальной культуры, начавшийся со времени объединения страны при Баграте III и продолжавшийся при Давиде Строителе, достиг при Тамаре своей высшей точки. Яркими чертами личной обаятельности наделяют современники образ самой царицы Тамары.

Внешняя политика Грузии при Тамаре представляла собой непрерывный ряд успехов. Грузия хорошо использовала благоприятную в этот момент внешнеполитическую обстановку: взятие Константинополя крестоносцами, упадок могущества сельджуков и т. д.

Ряд удачных походов, закреплённых договорами, отдал во власть Тамары на западе территорию почти до ворот Трапезунда, на юге – Карс и армянские области, на востоке в вассальной зависимости от Грузии оказался весь Северный Азербайджан с Ширваном. Блестящие походы были проведены полководцами Тамары в Ардебиль и Хлат. Грузия распространилась от Чёрного до Каспийского моря. К концу царствования Тамары Грузия достигла, таким образом, большого международного значения и могущества.

Феодальная знать, вырвавшая у Георгия (имеется ввиду Георгий III, отец Тамары – И. Х.) ряд привилегий и успевшая в начале царствования Тамары захватить для своих ставленников высшие государственные должности, вынуждена была покориться; все посты царских постоянных советников снова были заняты сторонниками политики Георгия III.

Тамара вышла замуж за русского князя Юрия, сына Андрея Боголюбского, покинувшего Русь, где он не получил никакой доли в наследстве своего знаменитого отца. В Грузии Юрий стал известен под именем Георгия Русского. Брак был неудачен. Юрий показал себя неплохим воином, но несдержанным и порочным человеком. Он был изгнан из Грузии и уехал в Константинополь. Его попытка вызвать восстание в западных областях Грузии не увенчалась успехом; последующая судьба Юрия неизвестна. От своего второго брака с Давидом Сосланом (осетинским царевичем по отцовской линии, Багратидом – по материнской) Тамара имела сына Георгия, сделавшегося её преемником в 1213 г., и дочь Русудан».

В учебнике История СССР, ч. I, с древнейших времён до 1861 года, под ред. профессора В. В. Мавродина, М., «Просвещение», 1979, В главе III – «Феодальная раздробленность на территории нашей страны», в § 6-ом «Развитие феодализма в Средней Азии и в Закавказье (до начала XIII в.)» о царице Тамаре читаем:

«Относительно больших успехов в этом (в борьбе со знатью – И. Х.) достигла царская власть при царице Тамаре (1184-1213). Поддержку церкви она получила, передав должность канцлера (мцигнобарт-ухуцеси) католикосу. Вельможи входили в высший государственный совет. Используя борьбу за высшие должности, Тамара добилась права утверждать предлогаемых знатью кандидатов на эти должности. По выбору вельмож тамара вышла замуж за князя Юрия – сына Андрея Боголюбского. Этот князь успешно выступал во главе грузинских войск против турок-сельджуков при освобождении захваченного ими города Двин в Армении. В дальнейшем Юрий встал на сторону знати и, потерпев неудачу, должен был покинуть Грузию. Некоторое усиление царской власти и ослабление «феодального беспорядка» (по выражению Ф. Энгельса) способствовали экономическому и культурному подъёму страны. Увеличилось число царских азнауров, активнее стали города, их купеческо-ремесленная верхушка. 

Усилению царской власти в Грузии содействовала и её успешняя внешняя политика. Азербайджан с городом Ганджой был присоединён к Грузии. С новым разгромом сельджуков в Армении Грузия в начале XIII в. расширила свои границы до озера Ван (1208). Успешный поход в Персию закрепил позиции Грузии в Азербайджане (1210-1211). С падением Византии было создано вассальное государство с центром в Трапезунде. Это государство прикрывало Грузию со стороны владений сельджуков в Малой Азии. Окрепло и международное положение Грузии».

Думаю, эти выдержки достаточно убедительно описывают реальные исторические процессы, происходящие в конце XII и начале XIII веков Закавказье и соседних с ним областях, а так же роль и влияние Грузии и её правителей на эти процессы. А желание некоторых современных русских авторов искусственно и преднамеренно умалить и унизить историческое прошлое Грузии, такое недоброжелательство и непорядочность, естественно порождает ответное недоброжелательство и со стороны грузин. И в тех выдержках советского периода прослеживается определённая практика приписки славных деяний грузин и исторического грузинского государства народам Закавказья. Можно обратить в этом отношении внимание на слова: «с новым разгромом сельджуков в Армении Грузия в начале XIII в. расширила свои границы до озера Ван (1208)», откуда можно заключить, что армянские войска в Армении разгромили в начале XIII в. сельджуков, и из этого Грузия нашла свои выгоды. В действительности же в местечке Басиани, на берегах р. Аракса, в армянских приграничных областях Грузинского царства, грузинские войска в тяжелейшем сражении разбили многочисленные коалиционные войска турок-сельджуков.

Сама же область Басиани, вместе с другими соседними областями, ещё в X в. была передана константинопольским императорским двором Тао-Кларджетскому царю Давиду Курапалату (Багратиону) в виде вознаграждения за помощь войсками против восставшего против Константинополя вельможи Барды Склиароса и спасения малолетних наследников престола Василия и Константина. Кроме того, в этих же учебниках в разделе о правлении Давида IV Строителя а нашёл попытки авторов отодвинуть как то на второй план деяния грузинского царя и грузин и вывести на первую роль какую-то борьбу закавказских народов против против сельджукских завоевателей, а самого Давида IV представить только как умелого полководца. И такое отношение, естественно, тоже не вдохновляет грузин на сближение с Россией и русскими. Что сеем, то и пожинаем, иначе и быть не может.

В заключении хочу сказать, что Господь нас учит не желать другим того, чего не желали бы для самих себя, и не делать другим того, чего не хотели бы для себя; и ещё больше, Господь нас учит поступать с другими так, как бы ми желали, что бы с нами поступали. И когда мы умаляем и унижаем историю других народов, тем самим мы говорим Господу, что того же бы желали для самих себя – и получим такое наказание – что посеем, то и пожнём. И если так будет продолжаться, то в будущем могут появиться такие статьи и книги, в которых деяния современного русского государства будут приписывать каким-то народам крайнего востока Европы, а так же Сибири и Дальнего Востока, а предварительно Россия может оказаться в таком положении, когда такие насмешки и надругательства её недоброжелателей будут возможны, а действенно ответить на них Россия будет не в состоянии. Я сам России и русским такого не желаю, но всё это зависит не от моего желания, а от желания и дел самих русских и русской политики.

Ираклий Хартишвили